Молитва фарисея это

Неделя о мытаре и фарисее

Молитва фарисея это

В православном церковном календаре Неделя о мытаре и фарисее (наряду с Неделей о блудном сыне, мясопустной и сыропустной неделями) является одной из четырёх подготовительных к Великому посту.

Эта неделя посвящена Церковью назидательному для нас воспоминанию о мытаре и фарисее.

Притча о мытаре и фарисее

10. Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.

11. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь:

12. пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.

13. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!

14. Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится. (Лк. 18:10-14).

Притча о мытаре и фарисее рассказывает о важности искреннего покаяния и образно выражает ту духовную истину, что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4:6).

«Два человека вошли в храм помолиться«. Два человека, два грешника, с тою только разницею, что фарисей не признавал себя грешником, а мытарь признавал. И мытарь и фарисей молились Богу, но мытарь, осознавая свои грехи, молился покаянно: «Господи, помилуй мя, грешнаго!«. Фарисей же пришел к Богу с гордо поднятой головой, похваляясь своими добродетелями, надмеваясь своей праведностью.

В притче фарисей предстоит перед нами, как воплощение абсолютного самодовольства. Ведь он был исполнителем Закона, соблюдающим все религиозные правила и традиции, был образован и начитан; давал на нужды Храма десятую часть от своего имения.

Очевидно, будучи человеком по-своему религиозным, он не делал явного зла и, вполне возможно, в житейском смысле, был неплохим человеком, к которому может быть, многие относились с большим уважением.

Но самодовольство фарисея как бы доминировало в том духовном состоянии, в котором он находился, настолько доминировало, что совершенно затмевало от него самого подлинную картину того, что происходило в его душе.

Ничем не ограниченное самодовольство настолько его захватило, что он совершенно забыл, что все его, так называемые, добродетели теряют всю свою ценность и смысл перед судом Божиим. Его главная ошибка была в том, что он подумал, что уже достиг Цели. Он остановился, пламя тоски по Господу погасло. А дорогу в Божественные высоты нельзя осилить никакими личными достижениями.

А вот другой — мытарь, сборщик налогов. Эта профессия в древнем мире была окружена всеобщим презрением.

Мытарь, по-видимому, ничего не исполняет от закона, но, чувствуя своё ничтожество, только бьёт себя в грудь и молится: «Боже, милостив буди мне, грешному!» Скромный мытарь сконцентрировал свои духовные силы на своей греховности, на своем несовершенстве перед лицом Бога. Он понимал всю тщетность оправдания внешними делами. Он «не смел даже поднять глаз на небо» — так глубоко было его сокрушение о своих грехах.

Вот эти два различных состояния — с одной стороны, молитва, начинающаяся с благодарения: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди». Это как будто призывание Бога, а на самом деле — утверждение своего «я», ибо сердцевина гордости, по преп. Иоанну Лествичнику, есть «бесстыдное проповедание своих трудов».

Господь ведь знает душу фарисея, а он говорит: «Я не таков, как все прочие — грабители, обидчики, прелюбодеи, — я не таков, как сей мытарь». Фарисей как будто и верит, и любит Господа, как будто ищет Его помощи, а на самом деле унижает ближнего и бесстыдно превозносится, он подходит уже к величайшей степени гордости — отвержению Бога.

Зачем ему Бог, когда он всё выполнил и только хвалится перед Богом своими добродетелями? Самодовольный фарисей всерьез думает, что он достиг совершенства, что он знает всё.

Самодовольство ослепляет и понуждает довольствоваться малым, делает человека нравственно минималистом, который доволен своими легкими внешними успехами и думает о количестве, а не качестве своих добрых дел. Вот и фарисей называет цифры: «два раза пощусь, отдаю десятую часть«… Эти счёты не нужны Богу. Ему нужно наше сердце.

Думать о количестве добрых дел приводит к законничеству, формализму. Фарисей исполняет Закон и закон трудный, ибо нелегко следовать всем предписаниям Закона, хотя бы и Ветхого, но тщетно это, ибо у него нет смирения.

А есть и другой подход. Это подход к Богу того, кто нуждается в Нём, чтобы очистить свои грехи.

Поэтому-то мытарь и молится: «Боже, милостив буди мне, грешному», — он нуждается в Боге, он просит, понимая, что ничего еще не сделал, он не проповедует своих, может быть и имеющихся, добродетелей, но не их, а «грехи свои полагает на главу свою перед Богом». После своей смиренной молитвы мытарь был перед Богом чище и праведнее, хотя вся его жизнь в сравнении с фарисеевой и выглядела безнадежно пропавшей.

Притча о мытаре и фарисе — это призыв Христа подумать и искоренить фарисейство, живущее в каждом из нас.

Мы можем опознать фарисея в себе, прежде всего, по приданию чрезмерного значения себе. Фарисей считает себя лучше и достойнее других, свой дух — чище, взгляды — глубже, чем у других людей.

Фарисей хочет переделать остальных по своему вкусу и не может сам подстроиться под другого человека, стать с ним на одну ступень.

Фарисей смотрит сквозь пальцы на свои слабости, но безжалостен к слабостям других.

Самый бесспорный признак фарисейства — желание получать за свое благочестие почет и уважение среди людей. Поэтому современный фарисей делает свои добрые дела при свидетелях и любит публичность.

Он предпочитает улыбаться на страницах газет и журналов, нежели в реальной жизни в обществе несчастных и неудачников.

Он любит говорить на публике об искоренении бедности и о внимании к изгоям общества, но сам обходит бомжей за километр и не дает нищим ни гроша, если никто при этом на него не смотрит. Иди и поступай иначе, и спасешься.

Крепко запомним слова Христа: «Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет; а унижающий себя, возвысится» (Лк. 18:14).

Значение Недели мытаря и фарисея

Для настоящей духовной жизни нужно себя приучить соблюдать равновесие между проявлениями внутренней и внешней религиозности. Необходимо соблюдать Закон — Заповеди Божии и церковные Уставы. Но этого мало. Нужно обладать еще смирением мытаря.

Добрые дела тщетны, если они совершаются не для Бога, а для мира, для нашего тщеславия. Тщетно всякое доброе дело, делаемое напоказ. Верные последователи Христа познаются не делами, а смирением.

Я могу накормить кого-нибудь во имя Божие, не приписывая ничего себе — и буду иметь в этом случае истинное христианское делание.

А если я буду делать то же самое, но по каким-либо другим соображениям, для каких-либо других целей — каковы бы они ни были, дело это будет не Христовым…

На примере мытаря и фарисея, святая Церковь учит нас, что первое условие для добродетели — это смирение и покаяние, а главное препятствие — гордость.

Церковь внушает готовящимся к Великому Посту, подвигу и молитве, что исполнением того, что положено по Уставу, хвалиться не должно. И молитва, и пост святы и спасительны только тогда, когда не омрачены самолюбованием и превозношением.

Кто любуется и хвалится своими делами, тот не ведает или забывает, что мы своими силами без помощи Божьей не можем исполнить всего Закона и следовательно сделаться правыми перед Богом, и само исполнение есть не заслуга, а наш долг.

В наших молитвословах утреннее правило начинается с молитвы мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному». Изо всех молитв святая Церковь избрала её, потому что чувство, которое испытывал мытарь,- именно то чувство, с каким нужно молиться.

Поэтому, говоря: «Боже, милостив буди нам, грешным» и вспоминая притчу о мытаре и фарисее, можно настроиться на правильное молитвенное делание.

Молитва мытаря — «Боже, милостив буди мне грешному» — принята Церковью как общеупотребительная, уместная всегда и для каждого из нас.

«Молитва — есть зеркало духовного устроения, — говорят св. Отцы Церкви, — посмотри в это зеркало, посмотри, как ты молишься — и ты можешь сказать безошибочно, каково твоё духовное устроение». В молитве наиболее полно открываются наши хорошие и тёмные стороны, духовное умирание и духовное возрастание.

Молитва — это не проговаривание слов и не выбор их правильного порядка, даже не методика созерцания. Молитва — это оставление себя наедине с Богом и начало уподобления Ему.

По этой причине к молитве нельзя относиться небрежно. Готовясь к Великому Посту, очень важно понять, какое состояние души благоприятно для молитвы.

Господь принимает только ту молитву, которая идет из смиренного сердца, когда человек осознает свою греховность перед Богом.

Смирение — это не просто одна из добродетелей, но основа всей духовной жизни. По словам прп. Исаака Ниневийского, подвижники получают награду не за свои труды, а за смирение в них.

Смирение необходимо, ибо без него нет милосердия и любви. Там же, где гордыня, там всегда будет осуждение ближнего. Когда человек переполнен сам собой, он начинает переливаться через край и стремится заполнить и других людей собой и своими мнениями.

Отцы Церкви сравнивали три подготовительные недели перед Великим Постом с последними днями перед началом войны, когда чистится и приводится в порядок боевое оружие.

В старину частью подготовки к войне были и повествования о богатырях и подвигах былых времен, с которыми полководцы обращались к воинам.

Точно так же и христианам следует перед Великим Постом читать жития святых и рассказы об их победоносном подвижничестве.

Главное оружие христианина в Великий Пост — покаяние и смирение. Им противостоят гордыня и высокомерие — пороки, сбросившие верховного ангела Люцифера с небес.

Борьба с ними тяжелее, чем любая другая внутренняя борьба, ибо в этой борьбе и добродетели могут перейти на вражескую сторону.

Дела, хорошие сами по себе, вдруг становятся источником зла — человек начинает использовать свои добродетели, чтобы возвыситься над другими людьми или подчинить их себе.

Особенности седмицы

Неделя о Мытаре и Фарисее — в православном церковном календаре относится к Сплошным Седмицам — пост отменяется даже в среду и пятницу. Таким образом даже церковные правила напоминают нам о недостаточности соблюдения правил.

С этого воскресенья начинаются 2 недели, данные нам для обновления души и приготовления ее к посту. Литургические темы этих двух недель призывают христиан к покаянию по образу мытаря, к честному поиску в себе такого же фарисейского ханжества.

_______________________________________________________

Вопрос:Почему в неделю о мытаре и фарисее не соблюдаются среда и пятница как постные дни?

Ольга

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):
Притча о мытаре и фарисее образно выражают ту духовную истину, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак. 4: 6). Фарисеи были представителями общественно-религиозного течения в Иудее во II веке до Р.Х. – II веке по Р.Х.

Их отличительной особенностью была сугубая ревность в деле соблюдения Закона Моисея. Религиозная жизнь требует от человека внимания к себе, нравственной чуткости, смирения и чистых намерений. Если этого нет, постепенно наступает отвердение сердца. Неизбежно происходит подмена.

Последствия ее – духовная смерть. Если вместо смирения появляется самомнение и гордость, вместо жертвенной любви – духовный эгоизм, то диаволу нетрудно овладеть таким человеком и сделать его пособником в своих делах.

Люди неверующие или духовно невнимательные даже не знают и не догадываются, как часто они делают то, что желает враг нашего спасения.

Фарисейство – это не звание и не принадлежность к какой-то религиозной общности. Фарисейство – это состояние души. Оно начинается с самомнения и самовозвышения. Как только в человеке ослабевает внимание и строгость к себе, появляются первые ростки опасного растения, плоды которого могут умертвить душу. Смерть наступает в результате отравления ядом гордости.

Главным нравственным свойством фарисея является себялюбие, эгоизм, направляющий все движения его души. Мы мало задумываемся над тем, как много в нас эгоизма, а следовательно, фарисейства.

Наша нечуткость к окружающим, наша постоянная холодность, отсутствие постоянной готовности пожертвовать ради ближнего временем, силами и удобствами показывает, как далеки мы от кающегося мытаря, который с сокрушенным сердцем произнес всего лишь пять слов, а ушел оправданным.

Отменяя в неделю мытаря и фарисея в среду и пятницу уставной пост, святая Церковь желает нас предостеречь от фарисейской самоуспокоенности, когда формальное исполнение церковных предписаний (пост, молитвенное правило, хождение в храм) становится целью духовной жизни. Святые отцы учат, что все это нужно исполнять, но видеть в этом средство к стяжанию духовных плодов.

Фарисеи считали себя мудрыми и знающими. Но мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна. Плод же правды в мире сеется у тех, которые хранят мир (Иак. 3: 17–18).

Источник: Православие.ru

Ссылка по теме:

Просмотрено (2403) раз

Источник: http://voskrcerkov.ru/2013/03/08/nedelya-o-mytare-i-farisee/

Фарисейская молитва это

Молитва фарисея это

Полное собрание и описание: фарисейская молитва это для духовной жизни верующего человека.

Лук. 18, 10-14: “Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.

Фарисей став молиться сам в себе так: “Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю; даю десятую часть из всего, что приобретаю.

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что этот пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя, возвысится”.

Чтобы быть угодным Богу в молитве, необходимо прибыть в образе мытаря. Мытарь бил себя в грудь и говорил: “Боже, будь милостив ко мне грешнику!” Фарисей считал себя праведным, а этого мытаря грешником. Мытарь же считал грешником себя. Он не думал, что рядом с ним стоит грешник, он думал, что рядом с ним стоит праведный и святой, а сам он грешник.

Мы порой видим таких мытарей много в своем собрании. Мы думаем : вот брат упал, он в теплом состоянии, а я справно молюсь каждый день, я ежемесячно плачу пожертвования на строительство церковного здания.

Вот рядом, стоящий брат, уже месяц не ходит на собрание, дома наверно в интернете лазиет, да и десятину пади давно не платил.

Боже, благодарю Тебя за то, что я не такой теплый христианин, как этот, который видео каждый день смотрит.

Лично я, наблюдая сам за собой, обнаружил, что в образе мытаря трудно прибыть. Как правило сердце мое скатывается к положению фарисея.

Я считаю себя праведным, а других пусть не грешниками, но не такими святыми, как я. Т. е. в духовном росте они ниже меня. Вот сестра, когда то она была пророком, а сейчас она охладела.

А вот брат, когда-то он грешил, а я в это время уже Богу молился, значит я выше его.

То слово Божие даёт нам совет: “. по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя” (Фил. 2, 3). Т. е. я должен в своем сердце думать так: “Господи вот я пришел на собрание: рядом со мной праведники и святые, они чудотворцы и пророки, а я грешник и недостоин того, чтобы быть пророком, потому что они духовно выше меня”.

И даже если какой брат или сестра уверовали позднее меня, то это вовсе не означает, что он ниже меня в духовном росте. Потому что одни быстро растут, другие медленно. И бывают даже духовные карлики, которые много лет во Христе, а падения у них такие же, как у младенцев.

Но если бы мы умели друг друга почитать высшим себя, то Господь бы не допускал бы таких падений.

Я долгое время не знал: как же сделать так, чтобы почитать других выше себя, а себя уничижать; ведь сердце человеческое, оно такое: как его не заталкивай туда вниз, оно все равно, как надувной шарик выскакивает вверх. Т. е.

оно все равно себя видит выше других. А Господь на эту проблему дает ответ: “Пребудь в образе мытаря”. Мытарь, когда стоял на молитве, он не думал, что рядом с ним стоит грешник, что рядом с ним стоит духовный карлик или младенец.

Мытарь он самого себя почитал грешником и духовным карликом.

А кто такие духовные карлики? Те, кто много лет во Христе, а их духовное состояние долгое время пребывает не на должном уровне.

Притча о мытаре и фарисее, или Урок покаянной молитвы и смирения

Мытарь и фарисей — два героя евангельской притчи. Один пришел в храм поблагодарить Бога за то, что он не такой, как все грешники, а второй — смиренно просить о помиловании. Кого же оправдал Господь? Чему нас учит эта история? Какую ценность имеет краткая молитва? Ответы на эти вопросы вы найдете в нашей статье.

Христос рассказывает поучительную притчу о том, как в храм помолиться зашло два человека: мытарь и фарисей. Первый из них был сборщиком податей для Римской империи.

Иудеи ненавидели мытарей, так как они не только собирали налоги, но часто и обирали людей, зарабатывали на жизнь нечестным путем. Фарисеи же были ревнителями закона, людьми весьма праведными и благочестивыми. Они строго блюли все предписания, постились, молились, читали Тору, толковали Писание.

Мытарь и фарисей пришли в храм с разными настроями:

Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаза на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! Будь милостив ко мне грешнику! (Лк. 18:11-13)

Мытарь и фарисей: смирение и гордость

Каждый из них обратился к Богу, но какова цена их молитвы?

Благодарение и гордость

Фарисей обратился к Богу со словами благодарности.

Но за что он благодарит Господа? За то, что дал ему жизнь? За возможность славить Бога? За здоровье? За людей, изменивших его жизнь? Нет, фарисей благодарит Господа за свое превосходство над другими, за то, что он такой праведный.

Да, действительно, он соблюдает заповеди, иногда делает даже сверх написанного. Но какой толк в соблюдении буквы закона, если вместо смирения в твоем сердце поселилась гордыня, а вместо любви к людям — ненависть к ним?

Милость Божья — последняя надежда

Совсем иначе выглядела молитва мытаря. Он действительно был грешником, и от тяжести своих проступков ему было трудно даже поднять глаза к небу. Поэтому он, в раскаянии бил себя в грудь и кратко молился: «Боже! Будь милостив ко мне грешнику!». Эту молитву мытаря православные каждый день вспоминают в утреннем правиле.

Мытарь и фарисей. Грешник и благочестивый. Молитва покаянная и «благодарственная». Господь же смотрит в сердце каждого человека. И внутри грешного мытаря Он видит глубокое раскаяние и потенциал к изменению, а в сердце фарисея — самолюбование и гордыню.

Вот поэтому Христос презираемого сборщика налогов оправдывает, а уважаемого ревнителя закона — нет.

Цена краткой молитвы

Отдельного внимания заслуживает молитва мытаря. В ней всего шесть слов: грешник взывает к Богу с просьбой о покаянии. Он не использует красивых словесных формул, стилистических фигур. Зато его молитва — это внутренний крик о покаянии.

Что интересно, с краткими молитвами к Богу обращались и другие евангельские герои в критических ситуациях, когда времени оставалось мало и ничто не отвлекало от обращения к Богу:

  • Апостол Петр, когда шел по воде и стал тонуть, возопил ко Христу: «Господи! спаси меня».
  • Прокаженный с сердечным воплем упал на колени перед Спасителем и взмолился: Господи! Если хочешь, можешь меня очистить.
  • Благоразумный разбойник на кресте в последний момент обратился: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!».

И каждому из этих евангельских героев — Петру, мытарю, прокаженному и разбойнику — Христос ответил, невзирая на их грехи. Бог видел сердца этих людей, а они очищались покаянием. Фарисей же был не таким. Он считал себя чистым и не видел за собой грехов, в которых надо было покаяться.

Так в Евангелии выглядят мытарь и фарисей. А как в глазах Господа выглядим мы?

Источник: https://xn----8sbfxoeboc6b7i.xn--p1ai/farisejskaya-molitva-eto/

Притча о мытаре и фарисее

«Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как сей мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть от всего, что приобретаю.

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне, грешнику! Сказываю вам, что сей пошёл оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18:10-14).

Притча о мытаре и фарисее рассказывает о важности искреннего покаяния и образно выражает ту духовную истину, что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4:6).

“Два человека вошли в храм помолиться”. Два человека, два грешника, с тою только разницею, что фарисей не признавал себя грешником, а мытарь признавал. И мытарь и фарисей молились Богу, но мытарь, осознавая свои грехи, молился покаянно: “Господи, помилуй мя, грешнаго!”. Фарисей же пришел к Богу с гордо поднятой головой, похваляясь своими добродетелями, надмеваясь своей праведностью.  

В притче фарисей предстоит перед нами, как воплощение абсолютного самодовольства. Ведь он был исполнителем Закона, соблюдающим все религиозные правила и традиции, был образован и начитан; давал на нужды Храма десятую часть от своего имения.

Очевидно, будучи человеком по-своему религиозным, он не делал явного зла и, вполне возможно, в житейском смысле, был неплохим человеком, к которому может быть, многие относились с большим уважением.

Но самодовольство фарисея как бы доминировало в том духовном состоянии, в котором он находился, настолько доминировало, что совершенно затмевало от него самого подлинную картину того, что происходило в его душе.

Ничем не ограниченное самодовольство настолько его захватило, что он совершенно забыл, что все его, так называемые, добродетели теряют всю свою ценность и смысл перед судом Божиим. Его главная ошибка была в том, что он подумал, что уже достиг Цели. Он остановился, пламя тоски по Господу погасло. А дорогу в Божественные высоты нельзя осилить никакими личными достижениями.

А вот другой – мытарь, сборщик налогов. Эта профессия в древнем мире была окружена всеобщим презрением.

Мытарь, по-видимому, ничего не исполняет от закона, но, чувствуя своё ничтожество, только бьёт себя в грудь и молится: «Боже, милостив буди мне, грешному!» Скромный мытарь сконцентрировал свои духовные силы на своей греховности, на своем несовершенстве перед лицом Бога. Он понимал всю тщетность оправдания внешними делами. Он “не смел даже поднять глаз на небо” – так глубоко было его сокрушение о своих грехах.

Вот эти два различных состояния – с одной стороны, молитва, начинающаяся с благодарения: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди». Это как будто призывание Бога, а на самом деле – утверждение своего «я», ибо сердцевина гордости, по преп. Иоанну Лествичнику, есть «бесстыдное проповедание своих трудов».

Господь ведь знает душу фарисея, а он говорит: «Я не таков, как все прочие – грабители, обидчики, прелюбодеи, – я не таков, как сей мытарь». Фарисей как будто и верит, и любит Господа, как будто ищет Его помощи, а на самом деле унижает ближнего и бесстыдно превозносится, он подходит уже к величайшей степени гордости – отвержению Бога.

Зачем ему Бог, когда он всё выполнил и только хвалится перед Богом своими добродетелями? Самодовольный фарисей всерьез думает, что он достиг совершенства, что он знает всё.

Самодовольство ослепляет и понуждает довольствоваться малым, делает человека нравственно минималистом, который доволен своими легкими внешними успехами и думает о количестве, а не качестве своих добрых дел. Вот и фарисей называет цифры: “два раза пощусь, отдаю десятую часть”…Эти счёты не нужны Богу. Ему нужно наше сердце.

Думать о количестве добрых дел приводит к законничеству, формализму. Фарисей исполняет Закон и закон трудный, ибо нелегко следовать всем предписаниям Закона, хотя бы и Ветхого, но тщетно это, ибо у него нет смирения.

А есть и другой подход. Это подход к Богу того, кто нуждается в Нём, чтобы очистить свои грехи.

Поэтому-то мытарь и молится: «Боже, милостив буди мне, грешному», – он нуждается в Боге, он просит, понимая, что ничего еще не сделал, он не проповедует своих, может быть и имеющихся, добродетелей, но не их, а «грехи свои полагает на главу свою перед Богом». После своей смиренной молитвы мытарь был перед Богом чище и праведнее, хотя вся его жизнь в сравнении с фарисеевой и выглядела безнадежно пропавшей.

Притча о мытаре и фарисе – это призыв Христа подумать и искоренить фарисейство, живущее в каждом из нас.

Мы можем опознать фарисея в себе, прежде всего, по приданию чрезмерного значения себе. Фарисей считает себя лучше и достойнее других, свой дух – чище, взгляды – глубже, чем у других людей.

Фарисей хочет переделать остальных по своему вкусу и не может сам подстроиться под другого человека, стать с ним на одну ступень.

Фарисей смотрит сквозь пальцы на свои слабости, но безжалостен к слабостям других.

Самый бесспорный признак фарисейства – желание получать за свое благочестие почет и уважение среди людей. Поэтому современный фарисей делает свои добрые дела при свидетелях и любит публичность. Он предпочитает улыбаться на страницах газет и журналов, нежели в реальной жизни в обществе несчастных и неудачников.

Он любит говорить на публике об искоренении бедности и о внимании к изгоям общества, но сам обходит бомжей за километр и не дает нищим ни гроша, если никто при этом на него не смотрит. Иди и поступай иначе, и спасешься.

Крепко запомним слова Христа: «Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет; а унижающий себя, возвысится» (Лк. 18:14).

Значение Недели мытаря и фарисея

Для настоящей духовной жизни нужно себя приучить соблюдать равновесие между проявлениями внутренней и внешней религиозности. Необходимо соблюдать Закон – Заповеди Божии и церковные Уставы. Но этого мало. Нужно обладать еще смирением мытаря.

Добрые дела тщетны, если они совершаются не для Бога, а для мира, для нашего тщеславия. Тщетно всякое доброе дело, делаемое напоказ. Верные последователи Христа познаются не делами, а смирением.

Я могу накормить кого-нибудь во имя Божие, не приписывая ничего себе – и буду иметь в этом случае истинное христианское делание.

А если я буду делать то же самое, но по каким-либо другим соображениям, для каких-либо других целей – каковы бы они ни были, дело это будет не Христовым…

На примере мытаря и фарисея, святая Церковь учит нас, что первое условие для добродетели – это смирение и покаяние, а главное препятствие – гордость.

Церковь внушает готовящимся к Великому Посту, подвигу и молитве, что исполнением того, что положено по Уставу, хвалиться не должно. И молитва, и пост святы и спасительны только тогда, когда не омрачены самолюбованием и превозношением.

Кто любуется и хвалится своими делами, тот не ведает или забывает, что мы своими силами без помощи Божьей не можем исполнить всего Закона и следовательно сделаться правыми перед Богом, и само исполнение есть не заслуга, а наш долг.

В наших молитвословах утреннее правило начинается с молитвы мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному». Изо всех молитв святая Церковь избрала её, потому что чувство, которое испытывал мытарь,- именно то чувство, с каким нужно молиться.

Поэтому, говоря: “Боже, милостив буди нам, грешным” и вспоминая притчу о мытаре и фарисее, можно настроиться на правильное молитвенное делание.

Молитва мытаря — «Боже, милостив буди мне грешному» — принята Церковью как общеупотребительная, уместная всегда и для каждого из нас.

«Молитва – есть зеркало духовного устроения, – говорят св. Отцы Церкви, – посмотри в это зеркало, посмотри, как ты молишься – и ты можешь сказать безошибочно, каково твоё духовное устроение». В молитве наиболее полно открываются наши хорошие и тёмные стороны, духовное умирание и духовное возрастание.

Молитва – это не проговаривание слов и не выбор их правильного порядка, даже не методика созерцания. Молитва – это оставление себя наедине с Богом и начало уподобления Ему.

По этой причине к молитве нельзя относиться небрежно. Готовясь к Великому Посту, очень важно понять, какое состояние души благоприятно для молитвы.

Господь принимает только ту молитву, которая идет из смиренного сердца, когда человек осознает свою греховность перед Богом.

Смирение – это не просто одна из добродетелей, но основа всей духовной жизни. По словам прп. Исаака Ниневийского, подвижники получают награду не за свои труды, а за смирение в них.

Смирение необходимо, ибо без него нет милосердия и любви. Там же, где гордыня, там всегда будет осуждение ближнего. Когда человек переполнен сам собой, он начинает переливаться через край и стремится заполнить и других людей собой и своими мнениями.

Отцы Церкви сравнивали три подготовительные недели перед Великим Постом с последними днями перед началом войны, когда чистится и приводится в порядок боевое оружие.

В старину частью подготовки к войне были и повествования о богатырях и подвигах былых времен, с которыми полководцы обращались к воинам.

Точно так же и христианам следует перед Великим Постом читать жития святых и рассказы об их победоносном подвижничестве.

Главное оружие христианина в Великий Пост – покаяние и смирение. Им противостоят гордыня и высокомерие – пороки, сбросившие верховного ангела Люцифера с небес.

Борьба с ними тяжелее, чем любая другая внутренняя борьба, ибо в этой борьбе и добродетели могут перейти на вражескую сторону.

Дела, хорошие сами по себе, вдруг становятся источником зла – человек начинает использовать свои добродетели, чтобы возвыситься над другими людьми или подчинить их себе.

Особенности седмицы

Неделя о Мытаре и Фарисее – в православном церковном календаре относится к Сплошным Седмицам – пост отменяется даже в среду и пятницу. Таким образом даже церковные правила напоминают нам о недостаточности соблюдения правил.

С этого воскресенья начинаются 2 недели, данные нам для обновления души и приготовления ее к посту. Литургические темы этих двух недель призывают христиан к покаянию по образу мытаря, к честному поиску в себе такого же фарисейского ханжества.

Назад к списку

Источник: http://hram-troicy.prihod.ru/articles/view/id/31935

Что такое фарисейство и кто такие фарисеи?

Молитва фарисея это

  • Кто такие фарисеи
  • Притча о мытаре и фарисее
  • Фарисеи в современном мире

Христос, придя на Землю, показал неприглядность и мерзость множества человеческих грехов и пороков. Но пожалуй, наибольшего количества обличений от Господа получили фарисеи. В каждом из Евангелий можно увидеть строки о том, как неугодны Богу были эти люди. Так что такое фарисейство и почему оно так осуждаемо Христом?

Кто такие фарисеи

Фарисеями назвались сторонники значительного и влиятельного иудейского течения, которые целью человеческой жизни считали четкое и детальное исполнение закона, прописанного в Торе. В повседневной жизни это выливалось в мелочное, внешнее и формальное исполнение заповедей. Фарисеи буквально наизусть знали и скрупулезно по пунктам выполняли даже самые мелкие предписания Торы.

Фарисеи получили наибольшее количество обличений от Иисуса Христа

Такая зацикленность исключительно на форме привела к практически полной потере внутреннего смысла. Закон воспринимался как четкое руководство к практическому действию, при этом совершенно не учитывались духовные аспекты вероучения.

Особо чтимой у фарисеев была суббота. В этот день не делались абсолютно никакие дела, поэтому даже Христос, исцеливший больного, попал под осуждение за нарушение субботы. Получается, что даже делание добрых дел порицалось под благовидным предлогом соблюдения заповеди о почитании субботы.

Внешне эти люди часто выглядели неопрятно, неухоженно и даже неряшливо. Такое нарочитое пренебрежение элементарными правилами ухода за собой как бы подчеркивало полное отречение от мира, от всего тленного, незначимого.

Интересно! Фарисеи постоянно ходили со скучными и постными лицами, всем своим видом показывая, что им чужды глупые радости бренного мира.

Обманчивая внешность часто приводила к тому, что их считали истинными праведниками, достигшими святости. Их значимость в иудейском обществе была велика, а мнение весомым. Так почему же их так сильно обличает Христос?

Притча о мытаре и фарисее

Наиболее детально суть Божьего порицания видна в Евангелии, в притче о мытаре и фарисее. Кратко ее суть в следующем: в одном из иудейских храмов молились два человека.

Один из них был мытарем — сборщиком местных налогов. Таких людей в обществе часто не любили, поскольку налоги были огромными, и мытари зачастую отбирали в уплату чуть ли не все пропитание семьи.

Поэтому мытари имели славу людей бессердечных, злых и немилостивых.

Другим молящимся был праведный, соблюдающий все предписания фарисей. Его молитва была преисполнена чувства собственного достоинства — он благодарил Бога за то, какой он хороший.

Заметив мытаря, он стал благодарить и за то, что он «не таков, как тот мытарь».

Иудей ставил себя и свои заслуги выше всех остальных людей и считал себя великим праведником, поскольку он соблюдал посты, отдавал десятину в храм, чтил субботу и выполнял множество других предписаний Торы.

Молитва мытаря же носила совершенно иной характер. Он, напротив, не смел поднять глаз своих, стоял с повинной головой. Просил он у Господ одного — милости. Понимая всю сущность своего падения, осознавая свою глубочайшую греховность, этот мытарь просил Бога быть милостивым к нему. На большее он не смел и надеяться.

Фарисей – человек, который относится к Богу и ближним без любви и при этом превыше всего ставит самого себя

И вот Святое Евангелие повествует нам об исходе этих двух молитв.

Фарисей, окончив положенное правило, вышел из храма довольный собой, с чувством собственной праведности. Он был абсолютно уверен, что сделал все хорошо и правильно, и что его молитва обязательно будет услышана Богом.

И несмотря на это он вышел осужденным.

Мытарь же, который даже не надеялся на прощение от Господа, а только лишь молил о помиловании, вышел со слезами на глазах и с чувством осознания своей полнейшей ничтожности. И при этом Евангелие нам говорит, что этот мытарь вышел из храма оправданный.

Чем же так угодил Господу мытарь и чем так разгневал фарисей? Основной грех последнего в том, что он дает себя право судить. Он судит несчастного мытаря, сразу делая вывод о нем, как о человеке павшем.

Он судит и себя, но себе приписывает личину праведности. Однако фарисею никто не давал права суда — это удел одного лишь Бога. Одному Господу известно, кто из нас поистине праведен, а кто грешен.

Следующая погрешность фарисея — свое самодовольство. Мы знаем и из Евангелия, и из творений любых святых отцов, что матерью всех добродетелей является смирение.

Смиренный человек не упивается собственной хорошестью, но видит в себе множество недостатков, с которыми старается бороться.

Человек же, который считает, что поборол в себе страсти и достиг состояния праведности находится в глубокой духовной прелести. Именно таков и был фарисей из притчи.

Мытарь же, напротив, считал себя ниже и хуже любых других людей. Он возненавидел себя за те грехи, которые совершил в жизни и искренне в них покаялся. Его чувство было настолько острым, что он стоял в храме опущенной головой и только лишь повторял — Боже, милостив буди мне, грешному.

Важно! Именно эти слова прошения милости называются «молитвой мытаря» и с них начинается утреннее молитвенное правило.

Можно возразить, что этот фарисей действительно исполнял все, что прописано в Законе.

Он не воровал, не блудил, соблюдал посты и еще много чего.

Так почему же он не имел права сказать, что все выполнил? Богословы поясняют этот момент так — если бы фарисей познал истинного Бога, а не просто выучил формальный свод правил, то он бы понял, что предела у Бога нет.

Это означает, что по мере духовного возрастания перед человеком открываются все новые и новые духовные горизонты, пределов у которых нет, поскольку Господь — бесконечен. Исполнив одно правило, искоренив один грех, истинно верующий человек найдет в себе еще десяток. Как жив Бог, так жив и подвижен Его Закон. И невозможно Господа поместить в формальные рамки и правила.

Фарисеи в современном мире

Сейчас слово «фарисей» уже совсем не означает причастность к какому-либо иудейскому течению. Так называют людей, которые внешне пытаются выглядеть лучше, чем есть на самом деле. Это лицемеры, люди, которые постоянно носят маски. К сожалению, очень много таких и в православной среде.

Христианство — это религия постоянной и кропотливой работы над собой, над очищением собственной души. Это сложный и тернистый путь, и не каждый может его пройти. Очень часто человек не хочет реально трудиться над собой, но при этом очень стремится, чтобы окружающие считали его праведником, ставили в пример, почитали.

Такое горделивое стремление показать себя лучше других и есть фарисейством. Совершенно не обязательно сегодня исповедовать иудаизм, чтобы быть фарисеем.

Можно считать себя очень православным, ходить каждое воскресенье в храм, соблюдать посты и раздавать милостыню.

Но если при этом в сердце будет зреть злоба на людей, виденье чужих грехов на фоне собственной праведности — это и есть самое настоящее фарисейство.

В чем в наши дни может проявляться фарисейство? Протоиерей Дмитрий Смирнов

Источник: http://molitva-info.ru/duhovnaya-zhizn/chto-takoe-farisejstvo-i-kto-takie-farisei.html

О мытаре и фарисее

Молитва фарисея это

ФОМА

Великий пост — совершенно неповторимый период в церковном годе. Каждый день, каждая служба наполнены особым смыслом. Важнейшее место занимают евангельские чтения воскресных дней поста и подготовительных недель.

Мы попросили разных людей прочитать эти евангельские отрывки и рассказать, как они их понимают и что лично для себя выносят.

Евангелие первой подготовительной недели — притчу о мытаре и фарисее — читала вместе с «Фомой» Татьяна Касаткина, доктор филологических наук, заведующая отделом теории литературы ИМЛИ им. Горького РАН. 

«…два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18, 10-14).

Действующие лица

Прежде всего, нам нужно понять, кто такой мытарь и кто такой фарисей.

Мытарь, если искать ему соответствий в нашем времени, более всего похож на нынешнего коллектора: это был человек, скупавший у государства долги и налоговые обязательства населения и потом собиравший с населения эти долги с процентами, пользуясь бандитскими методами.

А фарисей – это примерно нынешний активный прихожанин: человек, регулярно посещающий храм, молящийся по уставу, убежденный, что вера – центр человеческой жизни и жить должно по законам и регламенту, определенному священным писанием.

Полагаю, что если мы это вспомним, притча уже покажется нам гораздо более неоднозначной, чем при том прочтении замыленными глазами, когда мы помним не исходный смысл слов, а лишь и именно те значения, которые развились у слов уже на основании этой притчи.

Говорят, эта притча о гордости и об уничижении гордящегося. Возможно, она говорит и об этом тоже – но не только об этом. И, возможно, она говорит об этом не так (и не то), как мы думаем.

О чем просит фарисей?

Поразительно – но он ни о чем не просит! Его молитва – это молитва благодарения, а не молитва нужды; по-видимому, он молится самой совершенной из молитв.

И он не приписывает себе заслугу своих достоинств и своей совершенной жизни – он заслугу того, что он все заповеданное исполняет, относит всецело на счет Бога. Он чувствует себя любимцем Бога, созданным иным, чем прочие люди, погрязшие во грехах и не соблюдающие закона.

Фарисей же исполняет даже больше, чем требуют закон и регламент: постится больше заповеданного и отдает больше, чем требует закон, согласно которому десятина взималась лишь с урожая и скота (а не со всего приобретенного).

Фарисей здесь является как вещь, целиком и даже с небольшим избытком заполнившая свои границы, занявшая положенные ей пределы, полностью осуществившаяся. Вещь, с которой ее Творцу как бы нечего больше делать.

О чем просит мытарь?

Мытарь просит Господа о примирении (таково целевое значение употребленного здесь глагола ʻιλάσκομαι: умилостивить, чтобы восстановить мир).

То есть – он не просит ни о чем конкретном – он просит лишь о том, чтобы снова войти в соприкосновение с Богом.

О том, чтобы та определенность его, которую он создал своими грехами и которая висит над ним, как крышка гроба, заслоняя его от неба, была снята – и ему снова открылось поле возможностей.

Фарисей благодарит за то, что он совершен, то есть – завершён – мытарь же просит о возможности начать.

Толкование в контексте

Но не будем заблуждаться – любая (даже самая правильная и хорошо оформленная) определенность сковывает человека гробницей – о чем и говорит Иисус, сравнивая фарисеев в другом месте с гробами окрашенными, красивыми, внутри которых лишь кости и прах (Мф. 23, 27).

Заметим – так удаленные части Евангелия открывают истинное значение друг друга.

Но еще больше помогают открыть значение друг друга близкие друг другу евангельские эпизоды – на первый взгляд, разрозненные и даже вызывающие в нас недовольство прерывистостью сюжетного хода.

Полагаю, в ряде случаев, плавность сюжетного хода приносилась в жертву именно смысловым стяжениям и соответствиям. Как в случае с притчей о мытаре и фарисее.

Ибо сразу за этой притчей у Луки следует эпизод о приносимых к Иисусу младенцах – и слова о том, что только приняв Царствие Божие, как дети, мы можем войти в него (Лк. 18, 17).

Пусть дети идут ко Мне. Карл Блох. Дата неизвестна

Почему нужно быть как дети?

Св. отцы, бывшие в большинстве своем монахами и детей видевшие редко, толковали этот эпизод в том смысле, что для вхождения в Царствие небесное нужна детская незлобивость, смирение и кротость. Мы, будучи мирянами, можем только удивляться тому, как детям можно приписать эти свойства.

Во всяком случае, дети ими обладают так же редко, как и взрослые. Чтобы точно понять, что здесь сказано, нужно выделить свойство, неустранимо присущее детям, конституирующее свойство «детскости». Такое свойство только одно – это способность расти. Взрослый тем и отличается от ребенка, что он уже вырос.

Таким образом, в Царствие небесное входят те, кто не потерял способности расти. В Царствие небесное врастают. А те, кто утрачивает эту способность, становятся красивыми гробами самих себя задолго до своей очевидной смерти. Господь же – не Бог мертвых, но Бог живых (Лк.

20, 38) – и Ему нечего делать с раскрашенными гробами.

В связи с этим становятся понятны и финальные слова притчи: «ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится». Возвысивший себя сам оказался выше всех – и потому ему расти больше не нужно. Он прекратит рост, потому что уже на всех смотрит свысока. Когда все ниже тебя – это препятствие в развитии.

Унижающий себя, видящий вокруг тех, кто выше – открывает себе пространство роста и в себе – желание роста. Потому что очень интересно посмотреть – что там, на уровне тех, кто выше. Потому что когда кто-то выше – это стимул развиваться.

«Фарисей» значит «отделившийся»

Слово «фарисей» происходит от древнееврейского глагола со значением «отделяться», «обособляться». И наш фарисей чувствует себя завершенной вещью еще и в том смысле, что он «не таков, как прочие люди».

Меж тем, христианство учит нас, что каждый наш шаг навстречу Богу – это одновременно наш шаг навстречу каждому человеку, что нас рост в сторону Бога – это одновременно рост к слиянию с каждым.

Принимая в причастии кровь Христову, мы не только даем возможность течь в наших жилах крови Бога – но мы и даем простор течь в наших жилах крови всех причастившихся. В Царствие Божие «врастают», «увеличиваясь» сразу во многих направлениях, открывая в каждом ближнем Бога и открываясь Богу в каждом ближнем.

Поэтому в христианстве всего две заповеди – о любви к Богу и о любви к ближнему – и это, как мы видим, тоже заповеди роста. Любить ближнего как себя – это значит (во всяком случае – в одном из смыслов) увидеть в нем не отдельного, а тоже себя. «Дорасти» до общности с ним. Так пальцы руки могут внезапно осознать свою причастность одной ладони.

Что же мы должны вынести для себя из этой притчи?

Думаю, неверно было бы сказать по прочтении: «Благодарю тебя, Господи, что я не таков, как тот фарисей».

Мы просто должны понять, что цель мытаря – открыть новое поле возможностей – вполне может быть достигнута и средствами фарисея – то есть выполнением всех законов и регламентов – в том случае, если мы будем в них видеть средство, а не цель. Средство выхода на новый уровень – в новую степень близости и любви с людьми и Богом.

ФОМА

Источник: https://pravlife.org/ru/content/o-mytare-i-farisee

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.